Click to order
Cart
Total: 
Ваше имя
Ваш Email
Ваш телефон
 
Социально-психологические особенности публичных массовых выступлений в современной России
Social psychological analysis of current public political events in Russia
Аннотация.

Прошедший год ознаменовался для России необычайным подъемом социальной активности — массовые движения, шествия, митинги. Субъектом всех этих событий выступила толпа. Отставив в сторону вопрос о политическом содержании данных акций, автор статьи анализирует социально-психологическую сущность массовых выступлений. Каковы социально-психологические характеристики современной толпы? Является ли она по-прежнему импульсивным, внушаемым и иррациональным образованием, каким описывал ее сто лет назад классик социальной психологии Гюстав Лебон? Или что-то изменилось? Каково общественное мнение по поводу современных массовых публичных мероприятий? В статье представлены результаты социально-психологического исследования, цель которого ответить на эти вопросы.

На основе классических характеристик толпы, представленных в теории Лебона, автором был разработан опросник, включающий 11 биполярных шкал. Опрос проводился на выборке, состоящей из двух групп респондентов. Первую группу составляли участники митингов, проходивших в Москве в течение 2012 году — 290 респондентов. Во вторую группу респондентов вошли сотрудники правоохранительных органов, присутствовавших на мероприятиях с целью обеспечения безопасности - 27 человек.

Проведенное исследование показало, что психологический портрет современного массового явления сильно отличается от образа толпы 19ого века – хаотичного, импульсивного, иррационального — созданного Г.Лебоном в своей книге, ставшего шаблоном и стереотипом при восприятии общественностью массовых явлений. Помимо сравнения современной толпы с толпой «лебоновской», особый интерес вызывают результаты проведенного в статье сравнительного анализа восприятия массового явления его участникам и стражами порядка.

This article is devoted to the psychological analysis of modern crowd in the light of Lebon's classic theory. It presents fresh results of the latest psychological research conducted during large public events that took place in Russia's political life in 2012.

Key words: crowd, public opinion, social psychology, politics, mass mind

  • Толпа в представлении классиков психологии
  • Программа исследования
  • Цели, объект и предмет исследования
  • Выборка
  • Описание и анализ результатов исследования
  • Толпа глазами участников митингов
  • Толпа глазами сотрудников правоохранительных органов
  • Общее и различное в оценке социально-психологических свойств толпы
  • Выводы
  • Приложение (форма опросника)

"Толпа в интеллектуальном отношении всегда стоит ниже изолированного индивида, но с точки зрения чувств и поступков, вызываемых этими чувствами, она может быть лучше или хуже его, смотря по обстоятельствам". [1] Это цитата из одной из самых знаменитых книг о психологии толпы. Ее автор, основатель социальной психологии, политолог и социолог Гюстав Лебон, более века назад одним из первых дал подробный анализ психологии народных масс. [2] Он попробовал вскрыть социально-психологические механизмы, действующие в толпе, описал ее общие свойства, предложил классификацию. С точки зрения Лебона, в толпе происходит снижение уровня интеллекта, падает ответственность, самостоятельность, критичность, исчезает личность как таковая. В «Психологии масс» Лебон характеризует толпу через следующие качества:

  • Анонимность, диффузия ответственности, безнаказанность.

  • Распространение мнения через механизм заражения.

  • Внушаемость, толпу можно заставить видеть даже то, чего нет на самом деле.

  • Импульсивность, стремление немедленно претворить свои идеи в жизнь, изменчивость поведения.

  • Неспособность обдумывать, отсутствие рассуждения и критики.

  • Раздражительность, преувеличенная чувствительность.

  • Отсутствие сомнений, толпа впадает в крайности, при которых любое подозрение может превратиться в неоспоримую очевидность.

  • Рассуждения толпы примитивны и основаны только на ассоциациях. Идеи толпы удерживаются только категоричностью и не обладают никакой связью.

  • Толпа способна воспринимать только образы, причем, чем ярче образ, тем лучше восприятие. Чудесное и легендарное воспринимается лучше, чем логичное и рациональное.

  • Формулы, облеченные в слова, избавляют толпу от необходимости думать. Формулы неизменны, но слова, в которые они заключены, должны соответствовать времени. «Самые ужасные вещи, названные благозвучными словами (братство, равенство, демократия), принимаются с благоговением».

  • Толпе необходим вожак. Вожак не обязательно умен, так как ум рождает сомнения. Он деятелен, энергичен, фанатичен. Только слепо верящий в свою идею вожак может заразить верой других. Главное качество великого вожака — упорная, стойкая воля.

Таковы общие свойства толпы конца 19 – начала 20 века в изложении Гюстава Лебона. [3] Претендуя на универсальность, его описание, тем не менее, не может не нести в себе черты эпохи, особенности массового сознания того времени, субъективность автора. [4] Представляется интересным провести сравнительный анализ «лебоновской» толпы и толпы современной. Присущи ли современным массовым явлениям те же качества, что сто лет назад? Является ли толпа по-прежнему импульсивным, внушаемым и мало способным к рассудительности образованием? Каково общественное мнение по поводу психологии современной толпы? Чем отличается восприятие массового явления ее участниками от оценки стороннего наблюдателя? Как человек, являющийся членом «толпы», оценивает себя в ней?

Программа исследования

Для нахождения ответов на эти вопросы было проведено социально-психологическое исследование. На основе классических характеристик толпы нами был разработан опросник, включающий 11 биполярных шкал. Один полюс каждой шкалы представляет собой характеристику толпы, предложенную Г. Лебоном, другой полюс — его противоположность:

Единомыслие — Разрозненность,

Анонимность — Персонализация,

Безнаказанность — Личная ответственность,

Внушаемость — Критичность,

Наличие лидера — Отсутствие лидера,

Категоричность — Лояльность,

Раздражительность — Спокойствие,

Эмоциональность — Рациональность,

Изменчивость поведения — Следование курсу,

Импульсивность — Последовательность,

Энергичность — Пассивность.

Шкала состояла из 7 делений: от максимальной выраженности одного полюса через нейтральное деление до максимальной выраженности противоположенного. В соответствии с гипотезой и объектом исследования были выбраны две группы респондентов. Первой группе респондентов, в которую вошли участники массовых мероприятий, проходивших в Москве в течение 2012 года, предлагалось оценить по данным шкалам состояние толпы митингующих и свое собственное состояние в момент митинга.

Второй группе респондентов — сотрудникам правоохранительных органов, обеспечивающим безопасность во время тех же массовых мероприятий, — в свою очередь предлагалось по этим же шкалам оценить настроения, царящие в толпе. (Форма опросника, предлагаемого респондентам, представлена в Приложении 1)

Цели, объект и предмет исследования.

Целью исследования является выявление современных социально-психологических качеств толпы и отдельной личности в ней. Исследование проводилось в три этапа. В ходе исследования были опрошены участники двух многочисленных оппозиционных митингов "За честные выборы", прошедших на Болотной Площади 4 февраля и 7 мая 2012 и «Марша Миллионов», проходившего 15 сентября 2012 года в Москве. [5]

В качестве объекта данного социально-психологического исследования выступает толпа. Предметом является исследования сравнительный анализ образа толпы в классической теории толпы Лебона и в восприятии участников современных массовых акций.

Выборка представлена двумя группами респондентов. Первую группу составляли участники трех митингов, проходивших в Москве в течение 2012 году. На каждом из трех публичных мероприятий к участию в исследовании привлекалось около ста респондентов. В случайную выборку вошли мужчины и женщины (72 и 28 процентов соответственно) в возрасте от 17 до 75 лет, занимающиеся различными видами деятельности — от обучения в ВУЗе до государственной службы. Структура выборки представлена в Таблице 1:
С вычетом некорректно заполненных опросников общий объем первой группы выборки составил 290 человек. При дальнейшем анализе мы будем уделять отдельного внимания сопоставлению результатов трех этапов исследования, проведенных на разных митингах. Математический анализ показал, что хоть эти различия и имеются, но не являются статистически значимыми.

Помимо митингующих к участию в исследовании были привлечены сотрудники правоохранительных органов, присутствовавших на мероприятиях с целью обеспечения безопасности. Во вторую группу респондентов вошло 27 человек: сотрудники ОМОНа и других органов безопасности.

Описание и анализ результатов исследования

Данные, полученные в результате проведенного опроса в обобщенном и систематизированном виде представлены в Таблицах 2 и 3. Строки таблиц соответствуют биполярным шкалам, цифры в ячейках отражают процент респондентов, характеризующих состояние окружающей толпы по каждой шкале ближе к одному полюсу (первый столбец данных), к другому полюсу (третий столбец данных) или как нейтральное (средний столбец данных). Сначала мы рассмотрим, каково восприятие прошедших массовых акций их участниками (Таблица 2), затем проанализируем взгляд со стороны, то есть оценку происходящего сотрудниками правоохранительных органов (Таблица 3). После чего перейдем к сравнительному анализу этих двух образов. Не изменяя принятому в начале исследования курсу, за основу и точку отсчета в анализе мы по-прежнему принимаем категории, предложенные Г.Лебоном. Во-первых, с целью проверки их актуальности спустя сто лет, во-вторых, из-за необходимости для анализа единой координатной плоскости.

Толпа глазами участников митингов

Анализ полученных результатов показал, что общественное мнение присутствующих на митингах граждан солидарно с Г.Лебоном примерно по трети характеристик толпы.

Вторя классической теории толпы, подавляющее большинство респондентов (около 74%) отмечают, что для собравшихся скорее характерно единомыслие, нежели разрозненность и оценивают сплочённость митингующих выше средней. Участники митинга в основном признают, что в рядах собравшихся эмоциональность доминирует над рациональностью (61% опрошенных), а категоричность побеждает лояльность (так считают 57 % респондентов). Оценивая толпу митингующих по шкале энергичность-пассивность, 73% опрошенных выбрали полюс энергичности, оценивая его выраженность в основном на 2-3 балла из трех.

Теперь рассмотрим, по каким параметрам современные большие группы отличаются от ставшего классическим описания толпы Г.Лебоном. Во-первых, это персонализация и личная ответственность (это отметили больше двух третей респондентов). Во-вторых, отсутствие единого и мощного центра интеграции — лидера (64% опрошенных). В-третьих, спокойствие (половина респондентов, характеризуя толпу, предпочли этот полюс раздражительности, а наоборот — лишь 20%, оставшаяся четверть респондентов по данной характеристике выбрали нейтральную позицию). В-четвертых, следование курсу и последовательность — эти полюса шкал предпочли противоположным 71% и 66% респондентов соответственно. По поводу шкалы внушаемости респонденты не так единодушны, как по предыдущим. Около 40% считают, что толпу московских митингов характеризует скорее критичность, нежели внушаемость. Треть респондентов не смогли отдать приоритет ни одному из полюсов этой шкалы и 29% респондентов оценили собравшихся группу, подверженную внушению.

Таким образом, по перечисленным шкалам современное общественное мнение не просто не согласно с Гюставом Лебоном — оно дает прямо противоположную оценку толпе, гораздо более лояльную, одобрительную и оптимистичную, нежели классик социальной психологии. Конечно, на оценку не может не влиять позиция оценивающего — включенная позиция «изнутри» респондентов и внешняя, экспертная позиция Г.Лебона. «Изнутри» массового явления очень сложно оценить его хоть сколько-нибудь объективно. [6] К оценке примешиваются различные ошибки социальной перцепции, социальная идентификация, ингрупповой фаворитизм. [7] Но оценка массовых явлений и внешним наблюдателем не лишена погрешности фундаментальной ошибки каузальной атрибуции и прочих ошибок восприятия внешним наблюдателям. [8]

Если на объективность перцепции Гюстава Лебона мы повлиять уже не можем, то уменьшить субъективность участвующих в митингах респондентов оказалось возможным. Для этого мы включили в опросник второй блок вопросов. Помимо оценки состояния группы митингующих в целом, респондентам предлагалось по тем же шкалам оценить собственное самоощущение в момент митинга. Такая постановка задачи позволяла респонденту занять позицию стороннего наблюдателя, несколько дистанцироваться от митингующих и оценить собравшихся и себя по отдельности. Помимо этого, для уменьшения фактора социальной желательности (желание оценить толпу, к которой принадлежишь, как высокоразвитую и прогрессивную), перед опросом интервьюер создавал соответствующую установку — респонденты предупреждались, что цель исследования лежит за границами политической проблематики, является сугубо научной и направлена на изучение массовых явлений современности, а не на исследование разных политических сил. [9] Респонденту предлагалась роль «эксперта», чье мнение по возможности должно быть объективным и беспристрастным.

Остановимся теперь на наиболее существенных результатах, полученных при анализе ответов респондентов на второй вопрос — о своем собственном состоянии во время митинга. Общие тенденции оценок респондентами толпы и себя в ней в целом совпадают, но при этом почти все показатели несколько смещены в сторону самостоятельности и независимости. Так, респонденты склонны характеризовать себя несколько более критичными, рациональными, спокойными, а так же лояльными и последовательными, чем толпа в целом. Подавляющее большинство респондентов оценивают собственный уровень личной ответственности, как гораздо более высокий по сравнению со средним в окружающей толпе. Почти каждый респондент (более 90%) признал, что лично для него на данном митинге лидера нет.

Толпа глазами сотрудников правоохранительных органов.

Анализ полученных результатов позволяет сделать вывод о том, что восприятие современной толпы сотрудниками правоохранительных органов гораздо ближе к классическому лебоновскому описанию, нежели оценка ситуации «изнутри» самими участниками митинга.
Стражи порядка вслед за Г.Лебоном оценивают толпу, как эмоциональную (такую оценку дали 88,9% респондентов), импульсивную и не отличающуюся последовательностью (66,7%), энергичную (77,8%). В их представлении собравшиеся характеризуются изменчивым поведением и отсутствием курса (74% респондентов). Что касается степени персонализации участников митинга, сотрудники правоохранительных органов, возможно, не отдавая себе в этом отчета, снова согласны с Г.Лебоном. 74,1% процент из них считают, что митингующие ощущают анонимность, растворяют свое Я в толпе, а феномен диффузии ответственности рождает у них чувство полной безнаказанности (59,3% респондентов отметили такую тенденцию).

Их описание отличается от классического только по трем шкалам. Наблюдая митингующих на протяжении протестных акций, стражи порядка признают их спокойствие, отсутствие агрессии и раздражительности. Больше двух третей опрошенных сотрудников полиции отмечают разрозненность толпы и отсутствие единомыслия и единого лидера. Такие характеристики противоречат классическому образу массы, непременно ведомой вождем. [10]

Общее и различное в оценке социально-психологических свойств толпы

Рассмотрев по отдельности, в каком свете современное массовое явление представляется самим его участникам, а в каком — стражам порядка, можно перейти к сравнительному анализу двух этих образов. Такой анализ поможет выявить, какие оценки продиктованы позицией наблюдателя (внешней или включенной), а какие характеризуют современное массовое явление вне зависимости от точки, с которой за ним наблюдают. Начнем с различий.
Основные показатели, по которым мнение митингующих и страж порядка кардинально расходятся, группируются в два кластера: степень личной ответственности и способность к осмысленным действиям. Митингующие считают, что толпа способна как на первое, так и на второе. Люди, призванные обеспечивать порядок и наблюдающие за происходящим извне, в таких способностях толпе отказывают. На рисункe 1 можно увидеть, что расхождение графиков по шкалам, входящим в эти кластеры примерно соответствует Принципу Парето «20/80»: с восьмидесятью процетами митингующих солидарно около 20% страж порядка и наоборот. [11]

Подробнее о каждом кластере. Первый, который мы обозначили, как личная ответственность, включает в себя такие свойства, как персонализация, отсутствие ощущения безнаказанности и анонимности, низкая внушаемость и критическое восприятие происходящего. Из этого вытекает и низкий уровень единомыслия. Люди, выходящие на площади в течение 2012го года, чтобы выразить свою гражданскую позицию, считают, что участники современных митингов обладают этими качествами. В ходе интервью, дополняющем заполнение опросника, многие респонденты подчеркивали, что «собравшиеся — не единая масса, а сумма самодостаточных единиц — со своей позицией, мнением». Стражи порядка же, наблюдая за массой из линии оцепления, не заметили этих свойств и напротив отмечают низкий уровень личной ответственности и персонализации.

Во второй кластер сгруппировались такие качества, как наличие курса и рациональность. Если митингующие считают, что у собравшихся на митинг выработан единый курс и их поведение продиктовано рациональностью, то сотрудники полиции видят в поведении толпы изменчивость и импульсивность.
В чем же люди, находящиеся по разные стороны оцепления, согласны друг с другом? Эти зоны «солидарности» хорошо видны на Рисунке 2. Подавляющее большинство (около 80%) обеих групп респондентов отмечают высокую энергичность толпы, общее спокойствие, отсутствие раздражительности, а так же отсутствие лидера. Что касается последнего — за одинаковой оценкой лежат разные мотивации. Если сотрудники органов комментировали данный пункт, как подтверждение слабости оппозиции («Да у них даже лидера нет!»), то сами оппозиционеры, отмечая в опроснике пункт «отсутствие лидера», считали это дополнительным подтверждением самостоятельности каждого из участников, пришедших на площадь («Собравшимся здесь не нужен вожак, каждый вышел сюда, чтобы выразить свою позицию, это взвешенное решение каждого человека»). По поводу достаточно высокой категоричности и эмоциональности толпы толпы, обе группы респондентов почти близки к согласию.

Выводы

Так каковы же социально-психологические характеристики современной толпы? Толпы 21ого века – например, той, что выходила на улицы Москвы в 2012 году, чтобы выразить свою гражданскую позицию. Толпы, три четверти участников которой имеют высшее образование или ученую степень, а еще 15% учатся в ВУЗах в настоящий момент. Толпы, самоорганизация внутри которой осуществляется не с помощью громкоговорителя, а через Twitter и Facebook.

Проведенное исследование показало, что психологический портрет современного массового явления сильно отличается от образа толпы 19ого века – хаотичного, импульсивного, иррационального — созданного Г.Лебоном в своей книге, глубоко впитавшегося в общественное сознание, ставшего шаблоном и стереотипом при восприятии общественностью массовых явлений.

Участники массовых движений 2012го года утверждали, что чувствуют себя в толпе персонализировано, не ощущают диффузии ответственности и потери самостоятельности, растворенности в массе, на которых так настаивал Г.Лебон. Несмотря на эмоциональность и энергичность они не были раздражены, вели себя рационально и держались намеченного курса. Митингующих не вел за собой единый лидер и они не находились в предгипнотическом состоянии высокой внушаемости.

Но такой образ современных массовых движений — лишь одна из точек зрения, позиция человека, являющегося частью митинга. Сотрудники правоохранительных органов, наблюдающие за поведением толпы митингующих со стороны не так оптимистичны в ее оценках и гораздо больше согласны с теорией толпы Г.Лебона. Они, как и сто лет назад, говорят об импульсивности, высокой внушаемости толпы, растворенности в ней ее участников.

Найти консенсус между этими позициями невозможно. Толпа — сложный социальный конструкт, оценка которого происходит в процессе социальной перцепции. А значит имеют место особенности восприятия, влияние установок воспринимающего. Описание толпы Гюставом Лебоном не лишено субъективизма. Лебон с недоверием относился к идеям демократии. Как добропорядочный буржуа, он был критично настроен к толпе, которая в Париже 19ого века не раз свергала власть и устанавливала новый порядок. [12] Такая установка не могла не отразиться в его теории.

В психологии толпы произошли объективные изменения. Распространение интернет коммуникации серьезно изменило механизмы взаимодействия во время массовых движений, а высокий интеллектуальный уровень и социальный статус участников не могут не влиять на общий культурный уровень и поведенческие нормы в толпе. Использование в качестве концептуальной основы исследования категориальной сетки, предложенной классиком социальной психологии Гюставом Лебоном, а так же учет мнения как включенного, так и внешнего наблюдателей, позволили провести сравнительный анализ, выявивший особенности современных массовых акций. Массовые публичные явления стремительно становятся важной частью общественно-политической жизни России. Дальнейшее изучение их механизмов — одна из важнейших задач современной социальной психологии и цель наших последующих исследований.

Текст: Иваненко Кристина, кандидат психологических наук

Список использованной литературы:

1. Le Bon G. La Psycholoqie des Foules. Paris. 1963.
2. Cottam, M.L., Dietz-Uhler, B., Mastors, E., Preston, T. (2010). Introduction To Political Psychology. New York, NY: Psychology Press.
3. Le Bon G. La Psycholoqie politique. Paris. 1910.
4. John D. DeLamater, Daniel J. Myers. 2010. Social Psychology. Publisher Cangage Learning
5. http://ria.ru/society/20120505/641878047.html
6. Kelly H.H., Contry J., Dahlke A.E., Hill A H. Collective behavior in a simulated panic situation //Journal of Experimental Social Psychology. 1965. V. 1. p. 20-54.
7. Андреева Г.М. Психология социального познания. Учеб. пособие для студентов высших учебных заведений. — Издание второе, перераб. и доп. — М.: Аспект Пресс, 2000.
8. Challenger, R., Clegg, C. W., & Robinson, M. A. (2009). Understanding crowd behaviours. Multi-volume report for the UK Government's Cabinet Office. London: Cabinet Office.
9. Андреева Г.М., Богомолова Н.Н., Петровская Л.А. Зарубежная социальная психология XX столетия. М., 2001.
10. Jacob Shamir/Michal Shamir, The Anatomy of Public Opinion, Ann Arbor: University of Michigan Press, 2000
11. Juran J. M. Architect of Quality. The autobiography of Dr.Joseph M. Juran. McGraw-Hill, 2004.
12. Scott, C.J. & Drury, J. Crowds, context & identity: dynamic categorization processes in the 'pol tax riot'. Human relations


ПРИЛОЖЕНИЕ

Форма опросника, предлагаемого респондентам